У меня была такая книжка!

Бывает у Вас такое, увидишь книжку, и сразу нахлынут воспоминания, и детство, и бабушка, и запах блинчиков по утрам... ну это у меня так, а у Вас, возможно, дача, и лето, и велосипед. Или мама, и сладкая микстура, и лежать целый день в постели, потому что болеешь, и читать, читать, читать... Детство у каждого свое, а книжки у нас у всех были одни и те же, и очень у многих из нас одинаково сладко сжимает сердце, и  хочется открыть, перечитать, вспомнить, и поделиться вот этим вот светлым и щемящим со своими детьми.

И мы так и делаем, и иногда – в яблочко, читаем запоем, и перечитываем, и книга все так же хороша, и нам, и детям. Весь Успенский такой. «Дядя Федор» все тот же: и в книгах, и по телевизору. А с новыми мультиками и вовсе заиграл новыми красками, стал еще ближе и понятнее детям. А уж про «Вниз по волшебной реке» и говорить нечего. Там – все наши любимые персонажи, и детям нашим они тоже очень нравятся: Баба Яга и Леший, Кощей и Василиса Премудрая, Змей Горыныч и Кот Баюн. Они ее просят снова и снова, снова, и снова. И книга-то не маленькая, но они ее знают наизусть. Я уже не могу ее читать, тоскую, иногда засыпаю, иногда путаюсь в словах. И они неизменно меня останавливают и исправляют: «Мама, не человечьим голосом, а человеческим!». А потом мы вместе смотрим старый фильм, и им нравится, и они просят еще. И - поехали: Марья-Моревна, Огонь, вода и медные трубы, Морозко, Варвара-Краса – еще один такой мостик, по которому можно провести своих детей и показать им, чем жили мы, когда были такими же маленькими.

А иногда выходит смешно. С этим, наверное, сталкивались многие современные родители: берешь Чуковского, начинаешь читать своему малышу. Это одна из его первых книжек, и здорово, и весело: вот, уже книжки читаем! И тут...

 

Да и какая же мать

Согласится отдать

Своего дорогого ребёнка -

Медвежонка, волчонка, слоненка,-

Чтобы несытое чучело

Бедную крошку

замучило!

 

Плачут они, убиваются,

С малышами навеки

прощаются.

 

И вот ты уже начинаешь пропускать слова,  и менять их на ходу: «Он бежал по дорожке, и ему... натерло ножки», и не понимаешь, как это так, что ты про эти перерезанные ножки ну вот не помнила, и значит, в детстве они тебя и не травмировали особо, но нельзя же ведь такое ребенку читать! Или вот «Мишкина каша»: там мама их одних на даче оставила, и уехала в город. А им там лет по восемь, наверное, и они себе кашу варят. Тут уже у ребенка глаза округляются, и он не понимает: «А почему мама их одних оставила?». Ну что тут скажешь? Потому, так было раньше. Сейчас по-другому, и что-то уже очень сложно объяснить. Но можно попробовать. Открыть книжку, сказать, знаешь, когда я была маленькой, и... вперед!


Предыдущие записи Новые записи


Заголовок

Колесо удачи Spinner icon