Чуковский, Корней Иванович

 

 

Большой друг мальчишек и девчонок, Чуковский всегда был рад общению с детьми, его дом постоянно принимал маленьких гостей, хозяин играл с ними, бегал наперегонки, пускал кораблики в весенних ручейках. И не важно, были ли это дети его друзей, его идейных противников или малознакомые дети.

На своей даче в Переделкине Корней Иванович завел обычай устраивать «костры», куда приглашалась вся окрестная ребятня. Вход стоил 3 шишки и 2 картошки. Там сам Чуковский и все желающие читали стихи, выступали артисты, водились хороводы.

Несмотря на то, что сказки – лишь малая часть творчества Чуковского (его основная работа – это «взрослая» литература: переводы, публицистика и критика), они принесли автору больше всего и горя, и радости.

Радость – ведь писал он их для своих четверых детей. Благодаря этим сказкам, он и стал известен широкой публике и получил любовь и признание юных читателей.

Но и бед те же самые сказки принесли ему сполна. И политические деятели, в том числе Крупская, и другие писатели (а среди них Барто) клеймили Чуковского, призывали спасть детей от его стихов. Одни его книги запрещали, другие печатались большими тиражами, а потом изымались из продажи. В его сказках многим виделся политический подтекст, а сам-то Чуковский хотел держаться подальше от политики и поначалу рассчитывал, что детская литература – это как раз та тихая гавань, в которой можно переждать все бури. В «Крокодиле» кому-то привиделась сатира на корниловский мятеж, «Федорино горе» назвали мещанской сказкой, в которой старуха думает не о судьбах мира, а беспокоится о посуде, «Мойдодыра» посчитали буржуазной сказкой, где главный герой призывает оставаться чистенькими за счет работяг-трубочистов.

А вот «Тараканище», наиболее, казалось бы, провокационное произведение, которое в годы репрессий боялись цитировать даже шепотом, миновала эта участь. Хотя написано оно было задолго до того, как Сталин стал генсеком, у Чуковского были серьезные основания для опасений. Предполагают, что репрессий не последовало именно благодаря очевидному (но случайному!) сходству Сталина с главным героем. Мол, если бы Сталин велел убрать Чуковского, тем самым он открыто признал бы в себе Тараканище.

Но довольно политики, здесь ей не место! Закончим на веселой ноте – байке из жизни двух великих детских авторов:

 

Однажды Маршак пожаловался на маленькие зарплаты у детских писателей.

- Нам с Чуковским приходится во вторую смену в зоопарке подрабатывать, он крокодилом, я гориллой.

- И сколько же вам платят? – спросили его.

- Мне – 300, ему – 250.

Услышав эту историю от общих знакомых, Чуковский обиделся: «Почему же мне на 50 рублей меньше? Ведь крокодилом работать труднее!»

 

Книги у нас в магазине